24/10/20С Любовью по-корейски
С Любовью по-корейски
Комментарии
Ваш комментарий будет первым...
 

Федерация гандбола России утвердила дозаявку нового игрока команды «Лада», чей состав пополнила воспитанница тольяттинской школы ручного мяча Любовь Аришина, возвратившаяся после 11-летнего перерыва в родной клуб.

– Рады видеть тебя снова дома, Люба! Начнем беседу с момента твоего расставания с родиной на заре карьеры. В своем первом и до сих единственном матче за «Ладу» на самом старте сезона 2009/2010 годов в спорткомплексе «Акробат» ты забила пару голов «Университету», затем отыграла еще шесть матчей за дубль и выпала из поля зрения тольяттинских болельщиков. Почему?

– В «Ладе» тогда был очень сильный состав. В него набирали тех, кто играет либо за национальную сборную, либо за молодежную. А таким середнячкам, как я, места не находилось. Стали меня предлагать в Казахстан. Тут и появился Александр Красный, только-только создавший специальное агентство, которое сейчас очень распространено. Я у него первый клиент. Он мне сначала предложил контракт в Испании, но что-то не срослось и через неделю я уже в Италии была. Уехала на просмотр с рюкзачком, да так там на четыре года и осталась.

– Какие впечатления оставил первый легионерский опыт?

– Разные. Приехала я в клуб, который был серебряным призером. На финише сезона мы играли за выход в финал. Проиграли один, кажется, мяч при ужасном судействе в пользу нашего соперника – «Сассари», за который тогда Влада Бобровникова бегала. Президент нашего клуба подал апелляцию и нас дисквалифицировали.

– За что, за апелляцию?!

– Да. Там жаловаться не принято. Клуб закрыли, и его больше не существует. Я уезжаю на остров Сардиния, где создается новый клуб – «Нуоро». Мы так резко стартуем, что в итоге занимаем третье место, хотя играем всего тремя игроками – я, линейная из Сербии и левая полусредняя из Черногории. Были, конечно, еще итальянки, в том числе сборницы. Но многие вообще не тренировались, приезжая просто на игры. А мы втроем впахивали. Я в тот год похудела на десять килограмм.

– Зато первую медаль в свою личную копилку положила. Что потом?

– Когда Влада уехала в Ростов, меня взяли на ее место в «Сассари». И уже в его составе я стала серебряным призером. Хотя поиграла немного. В прежнем клубе мне перестали платить. Задолжали за полгода. У них есть такая фишка – если человек травмируется, как произошло со мной, зарплату не выдают. Я подала в суд через своего знакомого юриста, а сама удрала в другой клуб, чтобы избежать дисквалификации. Ничего не высудила. Хорошо хоть прооперировали в отличной клинике. Уж не знаю, платно или нет. Лично с меня не взяли ни копейки. А сезон я доиграла в «Сассари».

– Бобровникова там обзавелась своей второй половинкой. А ты?

– И мне тоже предложение сделал один итальянец. Но я его не приняла. Уехала в Белоруссию и уже там нашла свою судьбу.

– Как тебя в Минск занесло?

– Опять через то же агентство. Я написала туда, что так, мол, и так: сужусь со своим прежним клубом. Но с мафией связываться больше не хочу.

– Шутишь?

– Реально! Вся тамошняя «коза ностра» сделала судей непреклонными. Контракты прописаны так, что ты сам остаешься должен клубу в подобных случаях, как со мной. Поэтому с облегчением приняла приглашение в БНТУ. Он уже являлся действующим чемпионом Белоруссии. И все три года, что я там была, мы подтверждали этот титул. Здесь и встретила свою вторую половинку. У меня как раз опять случилась травма, пришлось чистить мениски, и мой будущий муж меня восстанавливал. Он и фитнес-тренер, и реабилитолог и много еще кто. Так мы и сошлись.

– Что дальше? Подали заявление в загс?

– Не сразу. Через полгода знакомства вместе уезжаем в Краснодар. Но сперва заскочили в Тольятти, познакомили Виталика с моими родителями. Свадьбу не играли. А расписались, когда я уже забеременела. Костику сейчас три с половиной года. Вот и считайте… Один сезон я за «Кубань» отыграла, а на следующий ушла в декрет. В это время мы в Краснодаре обрастаем корнями, покупаем жилье, рождается сын, и я возвращаюсь в команду. А потом, как у многих после родов бывает, получаю снова травму. И после той своей последней на сегодня операции я в Краснодаре уже толком не поиграла. Попробовала, но тут же решила покончить с гандболом. Все как-то сразу навалилось – маленький ребенок и т.д. Короче, подошла к Евгению Васильевичу (Трефилову. – Авт.) и честно призналась, что устала и все такое, больше не могу. Квартиру в Краснодаре мы продали и возвратились в Минск.

– Но на этом твоя гандбольная эпопея не закончилась, ведь так?

– Едва мы переехали, мне поступило предложение вернуться в БНТУ. Там чемпионат полегче, чем в России. Месяца через два я пробилась в состав и доиграла тот сезон за минский клуб. Тогда-то и позвонили из сборной Казахстана: поехали на Олимпиаду в Токио. Такой шанс хотя бы побывать на Играх выпадает не всем, и я согласилась. Отправилась в Китай на чемпионат Азии проходить квалификацию, но меня с еще одной девочкой к участию в турнире не допустили. Немецкий тренер китаянок, главных конкуренток Казахстана, нарыл про нас в интернете что-то такое, что закрывало перед нами двери на эту Олимпиаду. Расстроилась я, конечно. Зато познакомилась с тренером корейской сборной. Он же тренирует клуб «Биско» из города Пусан. Разговорились. И через месяц я уже была в Южной Корее.

– Ты вроде как стала в этой стране чуть ли не первым гандбольным легионером, верно?

– На тот момент – единственным в чемпионате. А вот до меня в этом же клубе побывала одна американка. Не знаю, откуда ее взяли. Она больше для баскетбола подходит со своим ростом под два метра и весом килограммов сто двадцать. Потом к нам подъехала еще японка. Пробовались и россиянки, которых я же тренеру и рекомендовала. Но он как-то очень уж строго к ним отнесся и, в конце концов, забраковал. Хотя меня до них вообще без просмотра взял.

– Какие впечатления остались от пребывания в экзотической Стране утренней свежести?

– Если честно, очень яркие! С удовольствием поехала бы туда играть еще. И у нас была договоренность, что 1 июня я возвращаюсь в Пусан. Заглянула в Тольятти, собрала вещи. Обеспечила ими на год и ребенка, чтобы оставить сына с мамой. Контракт предлагали на 12 месяцев. Обещали и мужу с работой помочь. Но из-за пандемии корейцы элементарно не смогли оформлять иностранцев. И я осталась не у дел.

– Когда, выходит, ты провела свой последний на сегодня матч?

– В феврале. Корейский чемпионат остановили, не доиграв один из трех кругов и плей-офф. Мы шли на первое место, но остались на втором. Успели отпраздновать свое вице-чемпионство, хотя медалей никаких не получили. Летом я пришла в «Ладу» на одну тренировку, агентство сделало в клуб запрос на контракт для меня, но ответа не последовало. Команда уехала на сбор, а я опять решила, что пора заканчивать, раз никто ничего не предлагает. Это, мол, знак. Купила абонемент в тренажерный зал и стала просто заниматься для себя.

– Домашние хлопоты плюс тренажерка – не скучно?

– Все это время мы с мужем обсуждали, где и как дальше жить. Рассматривали и Тольятти, и Самару. В Минске с ребенком в нынешней неспокойной обстановке там – не вариант. Принимать решение задумали на нейтральной территории. Приобрели путевку в Турцию, чтобы все конкретно обсудить. И в тот самый момент, когда я в турфирме получала чек за покупку, мне и позвонил Расул Вагидович Батталов. Встретились с директором тольяттинского клуба, все обговорили. Получилось так, что на курорт в Аланию я поехала больше тренироваться, чем загорать. Муж мне в этом помогал.

– Позади у тебя насыщенная профессиональная карьера вне тольяттинской команды мастеров. С какими чувствами ждешь своего второго пришествия в нее и сколько еще времени отмеряешь себе в спорте?

– Выставляя пост в инстаграме полтора месяца назад о том, что заканчиваю играть, я очень переживала. Потому что еще чувствовала себя очень хорошо. В том, что от «Лады» поступило предложение, мне очень повезло! Я с удовольствием вернулась в родной клуб. Мне предлагали и Венгрию, и Францию. Но дома лучше всего. Ехать в новую страну без семьи и знания языка я больше не хочу. Насколько здоровье позволит, столько и буду играть. Мне кажется, пауза с момента отъезда из Краснодара мне пошла на пользу. Минск, Казахстан, Корея – все это была перезарядка. И сейчас я в себе ощущаю больше сил, чем во время выступлений за «Кубань».

– Последний вопрос, если можно, немножко не в тему. За годы странствий ты разукрасила себя солидной порцией нательной живописи. Откуда эта страсть к тату?

– С Италии пошло. Мне с детства нравились татуировки. Но лишь когда уехала от мамы, понеслась душа в рай. Помню, первый свой узор я выводила, потом добивала… А когда ребенок появился, прекратила это баловство. Недешево вдобавок ко всему. Последнюю татуировку сделала, когда еще не знала, что беременна. Набила ее на лопатке. Там – я и мой супруг.

источник и фото: handball.ru

Партнёры